ВДОХНОВЕНИЕ

Как спасти брак? Вдохновляющая история

August 26, 2015 15:31

Моя старшая дочь Дженна недавно призналась: «Когда я была маленькой, больше всего боялась, что вы с мамой разведетесь. Когда мне было 12, я решила, что вы так часто ссоритесь, что вам лучше развестись». Затем она улыбнулась и добавила: «Но как же я рада, что вы, мои дорогие, все-таки решили свои проблемы».

pt.wallpapersam.com

Долгие годы мы с женой испытывали трудности. Сейчас я уже и не вспомню, что именно помогло нам сблизиться, уж точно не наши характеры, которые не особенно подходили друг другу. Чем дольше мы жили в браке, тем заметнее становились различия. Когда я стал «богатым и знаменитым», семья вообще начала разваливаться – проблемы только усугубились.

Мы жили буквально как кошка с собакой, и каждый мой книжный тур я воспринимал как возможность сбежать и отдохнуть друг от друга. Хотя почти всегда за этот отдых я «расплачивался» шумным возвращением. Ссоры стали нормой жизни, в то время как мир в семье – почти невероятной роскошью. Развод был близок. И уже не раз мы всерьез о нем говорили.

В очередной командировке ко мне пришла мысль. У нас с Керри состоялся очередной тяжелый разговор, который превратился затем в ссору. Она бросила трубку. Я был страшно расстроен, злился. Казалось, что я дошел до ручки. И именно тогда я обратился к Богу. Скорее нет: я «наехал» на Бога! Не знаю, можно ли это вообще называть молитвой, можно ли крик души называть молитвой? Но я этого не забуду никогда.

Я стоял в душе фешенебельного отеля и кричал на Бога, потому что мой брак меня не устраивал, и жить в нем я больше не мог. Как бы ни сильна была моя ненависть к разводу, в браке было хуже. Я не мог понять, отчего все так сложно???!!! Ведь моя жена, в сущности  – очень хороший человек. Да и я не плох. Почему нам так трудно уживаться вместе? Как я мог женится на человеке настолько отличающемся от меня самого? И неужели ей так трудно поменяться?

И вот опустошенный и сломленный я сел на пол душевой и заплакал. Впервые за много лет. И в глубине моего отчаяния ко мне пришло озарения.  Рик, ты не можешь ее изменить. Но ты можешь измениться сам. И в этот момент я начал молиться. Если я не могу изменить ее, измени меня, Господи. Я молился до глубокой ночи, молился весь следующий день, пока летел домой. Молился, когда входил в дом, где меня встречала холодная жена, которая смотрела на меня как на чужого. В ту ночь, когда мы лежали в кровати, в сантиметрах друг от друга, но на расстоянии сотен световых лет, я уже знал, что надо делать.

www.fucsia.co

На следующее утро я повернулся лицом к Керри и спросил: «Что мне сделать, чтобы твой день был сегодня лучше?»

Керри гневно взглянула на меня: «Чего?»

– Что мне сделать, чтобы твой день сегодня был лучше?

– Ты ничего не сможешь сделать, – сказала она. – Почему ты это спрашиваешь?

– Потому что я этого хочу, – ответил я. — Я правда хочу, чтобы твой день был лучше.

Она взглянула на меня с подозрением: «Хочешь что-то сделать? Сделай уборку на кухне». Мне кажется, она ждала очередной ссоры и криков. Я молча кивнул и пошел убираться.

На следующий день я задал тот же самый вопрос. Она посмотрела немного искоса: «Убери в гараже».

Я глубоко вздохнул. У меня была уйма дел, а про гараж она сказала для проформы. Ох, как хотелось в тот момент взорваться и наорать!

Но я сказал: «Ладно, дорогая». Следующие два часа я провел в гараже. Керри не знала, что и подумать. Затем следующее утро. И тот же вопрос.

– Да не надо ничего делать, – сказала жена. – Ничего. Прекрати спрашивать меня об этом.

– Прости, конечно, – сказал я. – Но я дал себе обещание, и я его не нарушу. Как мне сделать так, чтобы твой день был лучше?

– Зачем тебе это все?

– Потому что я люблю тебя, – сказал я, – и наш брак тоже.

На следующее утро я задал тот же вопрос. И на следующее. И на утро после него. Чудо произошло через пару недель. Когда я задал свой уже привычный вопрос, Керри расплакалась. Когда она пришла в себя, то сказала: «Хватит меня спрашивать об этом. Проблема не в тебе, а во мне. Со мной очень трудно жить. Я вообще не понимаю, почему ты от меня не уходишь».

Я приподнял ее подбородок и заставил посмотреть мне в глаза: «Потому что я тебя люблю. Так что же мне сделать, чтобы твой день был лучше?».

– Да это мне надо тебя об этом спрашивать.

– Надо, – сказал я, – но не сейчас. Сейчас моя очередь. Ты должна понять, как много ты для меня значишь.

Керри бессильно опустила голову мне на грудь: «Прости меня. Я была с тобой такой злой».

– Я тебя люблю, – сказал я.

– Я тебя тоже, – услышал я в ответ.

– Что мне сделать, чтобы твой день был лучше?

Она посмотрела на меня, с умиленным выражением на лице: «Может, сходим куда-нибудь вместе?»

Я улыбнулся: «А что? Мне нравится!»

Свой вопрос я продолжил задавать весь следующий месяц. Ссоры в нашем доме прекратились. И однажды уже Керри спросила меня: «А мне что сделать? Как мне стать для тебя лучшей женой?»

И это разрушило наши стены. Мы стали откровенно говорить о том, что нам нужно от жизни и как сделать жизнь друг друга приятнее и счастливее. Конечно, нам не удалось сразу решить все проблемы. И не то чтобы после этого мы ни разу не поссорились. Но сам тон наших ссор изменился. В них не было накала, надрыва. Мы перестали колоть друг друга шпильками. Это стало похоже на споры, в которых рождается истина.

Мы в браке уже больше тридцати лет. Я не только ее люблю, мне она очень интересна. Мне нравится проводить с ней время. Мне постоянно ее не хватает, когда мы в разлуке. Она мне очень нужна. И какие-то наши различия в один момент превратились в сильные стороны, а какие-то и вовсе сошли на нет. Мы научились заботиться друг о друге, и, самое главное, мы захотели это делать.

Брак – нелегкая вещь. Но и родителем быть сложно, и в форме себя держать, и книжки писать. И все, что есть в жизни, дается нелегко. Идти по ней с кем-то рядом – это великий дар. В браке исцеляются наши самые неприглядные части характера. Которые есть у нас всех.

Со временем я понял, что наш опыт был иллюстрацией более широкого урока о браке. Вопрос, который каждый супруг должен задавать своей второй половине: «Что я могу сделать, чтобы твой день был лучше?» Это и есть любовь. Романы о любви, а я написал несколько таких, всегда со счастливым концом. Но дело в том, что «жили они счастливо» – это не желание обладать человеком, а желание сделать для него счастливую жизнь. Иногда даже ценой собственного счастья. Настоящая любовь – это не попытка перекроить объект любви под себя самого. Это расширение собственной заботы и терпения. Все остальное – это лишь вариации эгоизма.

Не посмею утверждать, что мой случай с Керри подойдет для каждого. Я даже не посмею утверждать, что имеет смысл спасать все браки. Но я несказанно рад, что моя семья сохранена, и у меня есть жена, мой лучший друг, с которой я просыпаюсь рядом каждое утро. И я благодарен за то, что даже десятилетия спустя один из нас поворачивается к другому и спрашивает: «Что я могу сделать, чтобы твой день был лучше?» И не важно, тебе задают этот вопрос или ты – ради этого стоит просыпаться.

Источник: hristiane.ru