Мэрилин Монро в самой откровенной фотосессии. Обнаженная душой

Вдохновение

Знаменитый фотограф Дуглас Киркленд рассказал о той самой фотосессии с Мэрилин, которая навсегда врезалась в память и оставила сильное впечатление в его душе как фотографа и как человека. Это была потрясающая атмосфера - атмосфера чувственности и женственности, приправленная звуками песен Фрэнка Синатры.

«Она была словно свойская девочка, — вспоминает он. — Не вела себя как суперзвезда. Легко смеялась и чувствовала себя очень комфортно». Фотографии Киркленда, сделанные в тот день, собраны в биографическую книгу под названием «С Мэрилин: вечер 1961-го».

Киркленд  был фотографом именитого журнала Look. Он хотел сделать «самые сексуальные снимки», которые только могли получиться, чтобы приурочить их к 25-й годовщине журнала. Надо сказать, что Монро, которой на тот момент уже было 35 прекрасно понимала его задумку, и это получилось идеальным тандемом - актрисы и фотографа. Она сказала:

«Я знаю, что нам нужно, — сказала она. — Нам нужна кровать с белым шелковым постельным бельем — обязательно шелковым, пластинки Фрэнка Синатры и шампанское Dom Perignon, и у нас получатся отличные фото».

Сам Киркленд до этого уже успел поработать с такими мировыми знаменитостями как Элизабет Тейлор и Джуди Гарленд. Благодаря их фотографиям он и получил широкое признание. Парню было всего 27, и он, понятное дело, нервничал.

«Должен признаться, я не раз просыпался ночью накануне и думал: “Может, я зря в это ввязался?”

Мэрилин опоздала на съемку на два часа - такой грешок водился за ней с самой зари актерской карьеры. Но как только она приехала, все пошло как по маслу. Киркленд вспоминает, насколько ошеломила его кинодива:

«В студию как будто вошла сияющая фигура — особенная, блестящая. Казалось, она не шла, а плыла по воздуху».

И хотя кинорежиссеры не уставали жаловаться на Монро, даже называли «настоящей головной болью» , режиссер фильмов «Принц и танцовщица» и «В джазе только девушки», Билли Уайлдер, как-то признался, что он «слишком стар и богат, чтобы пройти через это еще раз». Но по словам  Дугласа Киркленда на фотосессиях она была совершенно другой. «Она любила фотографов. Любила креативность, которую можно проявить во время работы с фотографом. Она могла быть собой».

Монро никогда не отличалась тонкостью и хрупкостью, которые ей ошибочно приписывают. Тонкая талия, безусловно, была, но хрупкость и воздушность, как, к примеру, у Одри Хэпберн - нет. Перед съемкой она похудела из-за недавней болезни, но все равно была раскованной и сексуальной. Она вошла в белой простыне, сбросила ее и забралась в постель. «Для парня из маленького канадского городка это определенно было очень волнительно», — говорил Киркленд.

Искра пробежала мгновенна. Что-что, а высекать искры Мэрилин умела. Поддерживать костры у нее не получалось, но оставлять неизгладимое  впечатление... Фотограф и актриса просто флиртовали и дурачились. Не было ни указов, ни натянутости. Ничего кроме улыбок и простыней.

Более того, Монро почувствовала себя настолько уверенно с Кирклендом, что в середине фотосессии попросила всех остальных выйти из комнаты. А это, учитывая ее болезненное недоверие к мужчинам, переросшее уже в синдром, было редкостью.

«Именно тогда я и сделал свои самые сильные фото, — вспоминает он. — Мы флиртовали как сумасшедшие, и я не прекращал фотографировать ее».

Эта фотосъемка состоялась в конце 1961. Киркленду очень хотелось еще поработать с Монро, но шанса так и не представилось: во время съемок во Франции Дуглас увидел заголовки газет «Мэрилин мертва».

«Из-за своей преждевременной кончины она навсегда останется молодой. Мэрилин запомнят как особенного человека. Она приходила и просто была собой перед камерами. Она любила играть и играла роль Мэрилин очень хорошо».

Источник: cnn

Известные люди в реальной жизни и в кино

10 знаменитостей, которые прославились случайно